СЕЙЧАС +13°С
Все новости
Все новости

«Парни приводят в вебкам своих девушек». Откровения студентки о жадных студиях, онлайн-заработке и шантаже (18+)

Девушка честно рассказала, что ее бесит в своей и так непростой работе

ds

Героиня нашей публикации выбрала работу в вебкам-студии и объяснила, почему не рекомендует делать так же

Поделиться

Профессия вебкам-модели окутана массой мифов, стереотипов и скандалов. Одни говорят, что при помощи камеры и пары секс-игрушек можно заработать миллионы, другие — что только испортить себе репутацию. Где правда, где ложь, а где — подводные камни, нам рассказала сама модель. Публикуем ее откровенный рассказ.

Какие заработки в вебкаме

В вебкаме можно зарабатывать много. В смысле очень много. Проработаешь пару месяцев — и поднимаешь тысяч по пятьсот. Но 75% заработка забирают сайты, 60% от оставшегося — студия плюс обязательно накинут штрафы, и сиди плачь со своими копейками. Работать самостоятельно теоретически выгоднее, но на практике не получается. Нужны профессиональное оборудование, мощный компьютер и интернет, эстетичная студия.

В вебкам идут не от хорошей жизни, так что денег на такие вложения у девушек поначалу нет. А если ты каким-то чудом их накопила, то от студии еще нужно суметь уйти. Бывает, что менеджеры записывают стримы девушек и шантажируют их потом сливом записей. У меня такого не было, но после твоего ухода студия удалит и твой аккаунт. Еще полгода ты не сможешь зарегистрировать новый. И что тебе делать в эти полгода? А потом — что, снова раскручиваться с нуля?

В моей студии считается хорошей зарплата на уровне 100 тысяч. Большинство получают 60–80. Всегда есть шанс стать суперзвездой и выйти на какие-то нереальные деньги, но учитывая, что для этого нужно делать...

Жадность студий — возможно, худшее в этой работе. Из девочек выжимают все соки, притом как кнутом, так и пряником. Чтобы много работала, могут хвалить и рассказывать, какая ты красивая. Когда к лести вырабатывается иммунитет — начинают штрафовать. Менеджеры льют девочкам в уши, что о них тут заботятся, что в любой другой студии их впятером будут насиловать, что только здесь безопасно и хорошо. Дырка от бублика стоит дороже, чем эти слова.

Не знаю, как она не плюнула менеджеру в лицо. Но она заплатила штраф, ушла на похороны и вернулась.

Еще пример: любая девочка боится, что ее спалят знакомые. Поэтому на сайты встроена функция «Отключать свою страну» — жмешь галочку, и никто из России тебя не увидит. Не железная защита, но психологически помогает. Менеджеры, разумеется, говорят, что в твоем аккаунте отключена и Россия, и СНГ, и вообще половина земного шара, одни американцы тобой любуются. Я после месяца работы проверила сама — и не отключена была ни одна страна. Даже Россия. Хотя, казалось бы, что вообще можно заработать с России, ну чего вам стоит поставить эту галочку? Но нет — ради копейки удавятся.

Если бы я проверила настройки своего аккаунта в первый день, я, увидев отсутствие галочки, покраснела бы и сбежала. Спустя месяц было уже всё равно. Спалят — и спалят. Родителям, если что, объясню, что о деньгах для дочери стоило думать еще на этапе планирования ребенка. А сейчас ребенку немного жаль из-за того, куда он пошел, но жить на что-то надо. Окончу университет — поговорим по-другому.

График и условия работы в вебкаме

Когда я шла в вебкам, я надеялась, что там хотя бы будет весело. Ничего подобного. Девушки работают посменно, с перерывом на обед, выходные — по расписанию, больничный — по справке. Сидишь по восемь часов, как в офисе, иногда пытаешься не заснуть прямо под камерой. В телефоне сидеть нельзя, читать что-то нельзя, можно только смотреть в камеру и улыбаться. За твоими трансляциями следит менеджер. Она в любой момент может написать, чтобы ты двигалась поактивнее или стонала погромче. Не послушаешь — получишь штраф за плохую работу.

На вебкам-сайтах есть два типа чатов: общий и приватный. За приватный ты поминутно получаешь деньги. И заманивать людей из общего чата в приват было интересно где-то первые четыре часа. Потом начинает доходить, что они все пишут одни и те же якобы остроумные вещи, делают одни и те же комплименты и просят одно и то же. И что так теперь будет по пять дней в неделю.

Выучиваешь их, копируешь и вставляешь. Отходить от скрипта не приходится почти никогда. Иногда мне кажется, что эти мужчины ужасно глупые. А иногда думаешь — ну ему этот разговор разве интереснее, чем тебе? Не поболтать же пришел.

В однообразии есть свой плюс. Тебе становится абсолютно плевать на происходящее, люди воспринимаются как боты, и как томно я бы ни стонала — эмоциональная включенность остается на нуле. Минус в том, что это ужасно скучно. Я изображаю из себя самую горячую девушку в мире, пишу, что так бы кого-то и съела, раздеваюсь, занимаюсь вроде как приятными вещами — и ощущаю одну только скуку. Это ужасно выматывает. Под конец смены можешь уже путаться в репликах и отвечать невпопад — а людям, в общем-то, и всё равно.

У меня есть пара коллег, которые ради того, чтобы развеять скуку, мастурбируют по-настоящему. Открою секрет: обычно модели ничего в себя не засовывают. По восемь часов пихать в себя черт пойми что разных форм и размеров — это же полная дичь, никто свое здоровье так не гробит. С определенного ракурса и в определенной позе можно, грубо говоря, подставить фаллоимитатор за спину и скакать по воздуху. А на картинке всё выглядит как надо. Особенно если стонать погромче. Но делать что-то по-настоящему лично я даже не думала. Лучше уж скука, чем знать, что я реально занялась виртом вместе с каким-то стариком из Канады.

«Лучше бы сразу переходили к делу»

Не все зрители — старики. И даже не все — мужчины. Была одна лесбиянка, которая платила за чат и ничего от меня не требовала. Ей нравилось рассказывать, какая я красивая, какой у меня сексуальный акцент и как я ее возбуждаю. Было бы очень мило, но после этого она начинала описывать, что сейчас делает... Вслух я ее подбадривала, но вообще, надеюсь, хотя бы часть с бутылками она придумала.

В приватах зритель может включить камеру, и тогда мы будем видеть друг друга. Как правило, конечно, лучше бы не видела. Но иногда это молодые парни. Пару раз я аж ахала. Стоит перед камерой романтичный Аполлон, за спиной — окна с видом на калифорнийский пляж, и зачем-то он платит мне по пять долларов в минуту. С таким хочется поболтать и узнать: как, ну как у него могут быть проблемы с девушками?! Но платят мне не за это, так что тайна остается тайной.

Противнее всего почему-то от пользователей из исламских стран. Они вроде бы и деньги не считают, и не торопят, и разговаривают вежливо-вежливо. Я сижу перед ним в одних трусах, а он говорит: «Дорогая, у тебя такие прекрасные глаза». Ну мечта же! А потом меня также галантно просят сказать, что я послушная белая шлюха, взять резиновый член и... И так фальшиво становится от этого якобы уважения, что лучше бы они сразу переходили к делу.

Бывает, конечно, что к человеку по ту сторону экрана я испытываю симпатию. Однажды на меня набрел мужчина лет сорока, попросил одеться и проговорил больше часа. Он был доктором, который не смог спасти от болезни свою жену. И ему было настолько не с кем поговорить, что он решил выговориться какой-то незнакомой русской в белье с котятами. Пока он говорил о своей жене, я сама расплакалась. Невероятно грустный и хороший человек.

Еще есть мужчины, которые реально хотят найти подругу. Им на тебя не всё равно, они могут один раз попросить вирт, еще два — просто поболтать, обязательно оставят чаевые и пригласят встретиться вживую. Но для того чтобы такие люди появлялись, нужно общаться с ними не только на работе. Нужно переписываться с ними в свободное время, отправлять фотки, делать вид, что тебе не всё равно и что их не пятнадцать штук. Мне, как правило, лень. Так что остаюсь с контингентом попроще.

Необходимость тратить на виртуальный гарем свободное время может раздражать

Необходимость тратить на виртуальный гарем свободное время может раздражать

Поделиться

«Зубы скрипят от злости»


Бесят парни, которые приходят в эту сферу. Девушки, как правило, замечательные — умные, веселые, адекватные, в конце концов. Парни почему-то вечно на чем-то сидят. В смысле, не на том, на что во время эфиров все присаживаются, а на наркоте. Но это их личное дело. А вот когда они пытаются привести в вебкам своих девушек — у меня просто зубы скрипят от злости. Вот хорошая приличная девочка, у которой, может, и деньги есть, а вот ее парню нужно заработать. И для того чтобы это сделать, он навесит ей на уши тонну лапши и засветит голой перед всем миром.

Особенно обидно, если они тихие, внушаемые. Парам платят больше, а тем, кто перед камерой втроем, — совсем много. Ну если сравнивать с нашим обычным заработком. И вот девочке могут выкатить прайс в стиле «пять тысяч за пятнадцать минут групповухи». У нее, естественно, глаза квадратные, а парень ходит рядом, уговаривает и обещает, что всё будет замечательно. Ему-то будет. А ей как с этим жить? И ведь находятся бедные влюбленные. Те, кто соглашаются, лишь бы помочь любимому. Каждый раз, как слышу о таких историях, хочется брать девушек за уши и вытаскивать из отношений с этими мудаками. Никогда, слышите — никогда (!) не соглашайтесь сняться в вебкаме ради парня. Он же первый потом разошлет ваш эфир друзьям, поржет и бросит. В топку таких парней.

Помимо актеров, есть операторы. Если девушка не знает английского или если она очень популярная, то за нее общаться в чате может специально обученный человек. В моей студии владелицу, думаю, жаба душит платить еще кому-то, так что у нас операторов нет. Но что я слышу про некоторых из них — это жесть полная. Записывают девушек, вымогают деньги, в конце концов ржут над ними. Хотя вообще-то живут за их счет. Мечтаю проснуться во вселенной, где за любой такой выкрутас оператора ставят на место модели — и давай зарабатывай, раз ты самый умный. На парней, между прочим, тоже есть спрос. Но в нашем мире их, как правило, даже не увольняют.

«Раздражают борцы и защитники»

Раздражают те, кто борются с профессией. Притом и те, кто это делает во имя женских прав, и те, кто считает нас за неправославный срам. Я зарабатываю за счет своего тела — ну да, не слишком феминистично. Но если я уйду на какую-нибудь приличную работу и начну вкалывать в три раза больше, то кому от этого станет лучше? Уж точно не мне.

Впрочем, защитники вебкама тоже раздражают. Слишком часто это просто завуалированная реклама студий. Нет, с вебкамом не делают миллионы, не уезжают в кругосветки и не растут как личность. Это скучная монотонная работа, после которой хочется только выкурить пару сигарет и завалиться спать. И, к слову, ни черта она не безопасная. Тебя могут записать на камеру, могут слить на порносайты, это могут увидеть твои знакомые.

Часто говорят, что вебкам белый и пушистый, потому что у сайтов строгие правила. Это правда — строгие. У моделей проверяют паспорта, чтобы они были совершеннолетними, если во время трансляции ты начнешь принимать наркотики, то тебя заблокируют, если вдруг кто-то ворвется в камеру и начнет тебя бить, то об этом чуть ли не в полицию сообщат. На западных сайтах всё так.

Но меня однажды знакомый привел сниматься для какого-то китайского — так там ни документов не спросили, ничего. С тем же успехом под камерой могла оказаться не я, а несовершеннолетняя девочка. Что-то мне подсказывает, что если бы началось насилие, то собравшиеся там товарищи только лайков накидали бы. Жутко мутная тема, я с этим знакомым больше не сотрудничала. А сколько таких темных сайтов существует — я не возьмусь даже предположить.

До этого откровениями с нами поделился повар: он честно признался, плюют ли гостям ресторанов в еду. Ветеринарный врач рассказала, как хозяева животных могут довести до белого каления неадекватными просьбами. Похожие проблемы есть и у мастера маникюра, и у психолога, и даже у стриптизерши.

Прочитайте также, что полицейский думает о митингах и «палочной» системе, а педагог — о том, почему никто не хочет учить детей.

Больше историй вы найдете в рубрике «Что меня бесит».

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter