СЕЙЧАС +12°С
Все новости
Все новости

Заражаются только бомжи и зеки? Рассказываем историю IT-шника, переболевшего туберкулезом

Доктор наук рассказал нам, как происходит заражение и что делать, чтобы себя защитить

ds

Это пермский фтизиопульмонологический центр. Тут лечат больных туберкулезом

Поделиться

В сознании большинства туберкулез — это болезнь опустившихся людей. Мы поговорили с человеком, перенесшим это заболевание, и с врачом, чтобы узнать, обязательно ли вести асоциальный образ жизни или быть сидельцем, чтобы заразиться туберкулезом, и что нужно делать, чтобы защитить себя.

Осенью 2019-го, когда у Алексея (имя героя изменено. — Прим. ред.) выявили туберкулез, ему был 31 год. Тогда он жил в Ижевске (сейчас переехал в Пермь), работал в IT-отделе крупной компании, снимал комфортную квартиру, хорошо питался, вместе с коллегами участвовал в благотворительных марафонах.

— Я обратился к терапевту с симптомами, похожими на обычную осеннюю простуду — горло побаливало, температура к вечеру была около 37 градусов, общая слабость. Но на самом деле слабость была сильно до [обращения к врачу]. Терапевт осмотрела меня, спросила, давно ли я делал флюорографию. Я ответил, что лет пять назад. Хотя на самом деле не делал уже лет 8–10. В последний раз проходил ее, еще когда учился в университете. Потом приносить результаты никто не требовал, поэтому и мотивации обследоваться не было.

Участковый врач выписала Алексею препараты, которые стандартно применяют при ОРВИ, и направила на флюорографию. По его словам, выдавая результаты, рентгенолог дала ему понять — с легкими что-то не так. Он вновь отправился к терапевту, а оттуда его направили к фтизиатру.

Алексея попросили сдать на анализ кровь и пройти томографию (МРТ это было или КТ, собеседник не помнит). Последняя подтвердила, «что в легких что-то есть». Также молодого человека несколько раз просили сдавать мокроту. В одном из образцов нашли микобактерии туберкулеза (так называемые палочки Коха).

— И мне поставили диагноз — диссеминированный двусторонний туберкулез легких в открытой форме. То есть в моем случае не было одного большого, четко ограниченного очага поражения — они были крошечные, но их было много и они были широко распространены, — объясняет Алексей. — После постановки диагноза мне дали несколько дней на то, чтобы завершить дела и собрать вещи. После этого госпитализировали.

Чтобы не допустить распространения болезни, родных и коллег пациента направили на обследование, а офис и квартиру, где он жил, обработали, чтобы убить палочки Коха, которые могли быть на поверхностях.

В туберкулезном диспансере Алексея начали активно лечить — нужно было не только пить таблетки, но и проходить длительный курс уколов. Алексей вспоминает, что тяжело переносил лечение: из-за него нарушилась микрофлора кишечника, ухудшилось настроение. Но в целом герой не делал трагедии из болезни.

— От момента, когда возникли первые подозрения на туберкулез, до постановки точного диагноза, прошел примерно месяц. Я был рад, что всё наконец прояснилось, больше не переживал и не раздумывал о том, что со мной, а мог начать лечиться, — говорит собеседник. — Буквально через неделю–две после начала лечения я почувствовал, что вечером мне стало прохладно — повышенной температуры больше не было.

Лечение в больнице заняло около полугода. Этот период был непростым, потому что пришелся на самую активную фазу коронавирусных ограничений, когда врачи требовали постоянного ношения маски.

После выписки Алексей продолжил лечение амбулаторно. Сейчас он выздоровел, но остается на учете у фтизиатра и раз в полгода приходит к нему, чтобы проверить, всё ли в порядке. А еще каждый год отправляет близких на флюорографию, потому что знает, как важно следить за здоровьем и вовремя выявлять проблемы.

Алексей говорит, что всегда считал туберкулез болезнью асоциальных людей, но сам не сталкивался с негативным отношением к себе, навешиванием неприятных ярлыков из-за болезни. Напротив, коллеги и близкие старались поддержать молодого человека.

— До того, как я столкнулся с туберкулезом, мне казалось, что эта болезнь свойственна только маргиналам. Посмотрев на пациентов тубдиспансера, я сделал вывод, что это действительно чаще всего так, а исключения, вроде моего, только подтверждают правило. Особенно много внешне неблагополучных людей было в отделениях хирургии, где оперируют пациентов с запущенными формами туберкулеза.

Парень сначала не понимал, где он мог подцепить туберкулез, но потом у него появилась версия.

— По мнению заведующей отделением, где я лежал, до 95% людей инфицированы микобактериями туберкулеза (инфицирование — это состояние, когда возбудитель присутствует в организме, но еще не вызвал заболевание. — Прим. ред.). Мы встречаемся с возбудителем регулярно. Если организм ослаблен, он может вызвать заболевание. Я предполагаю, что в моем случае влияние оказало подавленное психологическое состояние — у меня тогда было что-то, похожее на депрессию.

Врач — о том, кто и при каких условиях может заразиться туберкулезом


Мы попросили рассказать о туберкулезе, о том, как происходит заражение и кто находится в группе риска, главного внештатного фтизиатра Минздрава Прикамья, заместителя главврача Клинического фтизиопульмонологического медицинского центра, заведующего кафедрой фтизиопульмонологии ПГМУ, доктора медицинских наук Александра Шурыгина.

По словам Александра Анатольевича, Пермский край входит в тридцатку регионов России с самой неблагоприятной эпидемиологической ситуацией по туберкулезу. Специалисты заметили, что чем севернее или восточнее находится регион, тем выше в нем заболеваемость туберкулезом. На юге и западе показатели обычно ниже.

При этом Россия не входит в число стран, где туберкулез наиболее распространен. По словам Александра Шурыгина, около двух третей случаев заболевания приходится на Индию, Индонезию, Китай, Филиппины, Пакистан, Нигерию, Бангладеш и ЮАР.

— Чаще всего туберкулез передается аэрогенно — микобактерии попадают в организм через дыхательные пути. Сначала возбудитель проникает в лимфатическую систему, а потом поражает какой-то из органов, — объясняет доктор наук. — В основном это легкие, так как они наиболее доступны и открыты для возбудителя, но могут быть и другие варианты — печень, почки, нервная и половая системы, кости и так далее. Нет практически ни одного органа или системы, которые бы не могли быть поражены туберкулезом.

Как правило, заражение происходит у людей, которые уже имеют какие-то факторы неблагополучия: входят в группу риска: страдают хроническими болезнями, в том числе легких и дыхательных путей, являются ВИЧ-инфицированными, отбывают наказание, не имеют постоянного места жительства, плохо питаются и так далее.

Алексей лежал в больнице полгода. Некоторые пациенты с туберкулезом проводят в стационаре и два года

Алексей лежал в больнице полгода. Некоторые пациенты с туберкулезом проводят в стационаре и два года

Поделиться

— Чтобы произошло заражение, защитные механизмы должны быть несколько нарушены. У организма есть несколько способов предотвратить заражение. Помните, что происходит, когда мы входим в пыльную комнату? Мы чихаем, — приводит пример фтизиатр. — Тут то же самое. При попадании микобактерий в нос должен сработать раздражающий рефлекс. При чихании возбудитель выталкивается обратно в пространство, и инфицирования не происходит. В трахее тоже есть механизм защиты — это реснитчатый эпителий, который, двигаясь, должен работать на выведение всего нежелательного. Если рядом с вами в автобусе кашлянул больной туберкулезом — это еще не значит, что произойдет заражение.

Туберкулез — не самое простое заболевание, но оно поддается лечению. По словам Александра Шурыгина, при неосложненных формах без лекарственной устойчивости (так называют способность возбудителя болезни сохранять жизнедеятельность при воздействии на него лекарственных средств. — Прим. ред.) на лечение в условиях стационара может потребоваться полгода. В тяжелых случаях лежать в больнице приходится год и даже два.

Если заболевание было тяжелым и человек после выздоровления вновь столкнулся с негативными факторами, попал в группу риска, то есть риск рецидива туберкулеза.

Поэтому врачи считают крайне важным регулярно проходить диагностику. Для детей в возрасте от 7 до 17 лет стандартом считается диаскин-тест. Во время него препарат, содержащий туберкулезный аллерген, вводят внутрикожно и через некоторое время оценивают реакцию. Если у ребенка образовалась папула, величина которой превышает норму, то, вероятно, произошло инфицирование микобактериями туберкулеза. Таким детям назначают дополнительное обследование и профилактическое лечение, чтобы не допустить развития заболевания.

Взрослым нужно раз в год проходить флюорографию. Альтернативным видом диагностики для людей всех возрастов могут быть T-SPOT.TB и квантифероновый тест — это исследования крови, которые помогают выявить туберкулез. Их в России проводят платно.

Эксперт говорит, что дети болеют туберкулезом гораздо тяжелее взрослых. Чтобы защитить малышей, в роддоме им делают прививку от туберкулеза, а в 6–7 лет проводят повторную вакцинацию.

Если в семье происходит заражение туберкулезом, то детей и родителей лечат порознь — в разных отделениях. По словам Алексея, переболевшего туберкулезом и видевшего семьи, оказавшиеся в разлуке из-за болезни, люди обычно тяжело переносят расставание. Вакцинация и регулярная диагностика помогут избежать таких ситуаций.

Ранее пермская гимназия подала в суд на семью, отказавшуюся делать дочери пробу Манту и вести ее на прием к фтизиатру. В учреждении посчитали, что необследованная девочка может быть опасной для других детей.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter